интернет-магазин секс шоп в Чебоксарах

herb.gif (1771 bytes)

Главная
Фотоальбом
ПАВЛОДАР
Культура
Эмиграция
Место встреч
WWW-Павлодар
КАЗАХСТАН
Опросы
Форум
ЧАТ
Гостевая книга

Вебмастер
Андрей Чирков












Еженедельный гороскоп

Что такое КНБ и с чем его едят
Мудрец и Палач в одном флаконе

На безрыбье и рак рыба.
Русская народная пословица

В июле этого года Комитету национальной безопасности Республики Казахстан (КНБ РК) исполняется девять лет. Деятельность КНБ за последние годы прекрасно иллюстрирует тезис о том, что сиюминутная субъективная целесообразность постоянно превалировала над этическими и правовыми нормами, не говоря уже о долгосрочной разумной стратегии развития страны. Возможно, ситуацию удастся изменить новому руководству ведущей спецслужбы Республики Казахстан.

Вся история спецслужб республики за период обретения независимости, как впрочем и история всех остальных спецслужб новых независимых государств доказывает, что их история начинается в ВЧК и Железного Феликса.

ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ-КНБ Казахстана всегда имела славные "боевые" традиции. Их историю можно разделить на несколько этапов: вначале, в 20-40-х гг. чекисты рьяно боролись с контрреволюцией, врагами народа, кулаками, алашординцами, погаными интеллигентами, а также сами сгорали в огне репрессий (Реденс и Ко). В 40-50-х Казахстан стал местом ссылки для проштрафившихся союзных генералов (Лунев, Огольцов, Фитин), неугодных центру, но слишком своих для "оптимизации" на месте. Генералы тихо и зло пили в своих кабинетах, практически не вылезая в свет и замечая окружающих. Наверное, это был самые идеальные руководители местных чекистов.

С 50-х годов КГБ стал ведущим инструментом проведения линии партии и лично товарищей Никиты Сергеевича, Леонида Ильича, Юрия Владимировича и Михаила Сергеевича. Вот с этого этапа и начинается история КГБ-КНБ Казахстана. Оперативное информирование центра, стравливание местных бонз между собой, подавление вольнодумия - эти методы работы преобладают и сейчас. Благодаря дружбе Димаша Ахмедовича и Леонида Ильича стало возможным назначением на должности руководителей республиканского КГБ своих или ставших своими: Аубакир Арстанбеков, Георгий Евдокименко, Василий Шевченко, Закаш Камалиденов, одобренные или выдвинутые членом Политбюро ЦК КПСС Кунаевым, не делали ничего, что опечалило бы отца казахского народа.

Естественно, приход Виктора Мирошника в январе 1986 года стал знаковым событием для всей местной элиты: Москва будет убирать Кунаева, что и произошло в декабре, точнее Декабре того же 1986 года. КГБ принял самое активное участие в организации, а затем в подавлении декабрьского бунта. Конечно, националистически настроенных студентов-казахов, дебоширивших несколько дней в центре столицы, можно признать и национальными героями, но тогда гебешная провокация позволила в течении полугода спокойно вытравить избалованных и надменных кунаевых, аскаровых, нарибаевым, джолдасбеков и их присных из руководства.

Наступление в Казахстане "нового этапа перестройки" летом 1989 года с приходом к рулю Нурсултана Назарбаева потребовало и прихода новых руководителей КГБ. Председателем стал Николай Вдовин, родившийся в Северо-Казахстанской области, работавший с Назарбаевым в Караганде и незамеченный в постдекабрьских арестах. Вдовин ухитрился даже удержаться от участия в августовском путче, предпочтя столичным ГКЧП и КГБ "политика международного масштаба" Назарбаева. Это не спасло его от отставки осенью 1991 года - стремительно обретавшие "суверенитет", "независимость" и "рост национального самосознания" казахи хотели видеть во главе КГБ своего: Вдовин уехал в Москву на какую-то мелкую должность в разваливаемом Бакатиным КГБ СССР, а республиканский комитет возглавил Булат Баекенов.

Считать Баекенова основателем республиканской спецслужбы и одним из соотцов казахской демократии вряд ли стоит: жена - русская, сам истово служил в органах, в том числе и в центральном аппарате в Москве и даже, по слухам, в резидентуре ПГУ на Ближнем Востоке. Зато тоже карагандинец, а Нурсултан Абишевич карагандинцев очень и очень жаловал.

Присвоив себе право раздавать воинские звания - как никак президент независимого государства - Назарбаев в марте 1992 года подкинул Баекенову вторую звездочку на погоны, а в июле того же года переименовал (именно переименовал, а не преобразовал) КГБ в КНБ, подчинив непосредственно себе (13 июля и стало Днем рождения органов национальной безопасности).

Баекенов более или менее успешно руководил спецслужбой, пытаясь лавировать между национал-демократами и необходимостью сохранения старых кадров и прежних функций - он то прекрасно знал ЧТО нужно Назарбаеву. В декабре 1993 года в рамках массовой реорганизации органов государственной власти Назарбаев перебросил Баекенова на Совет безопасности, пытаясь как скоординировать стремительно разрастающиеся силовые ведомства (Алма-Ата ухитрилась даже учредить Военно-Морские Силы).

Новым председателем стал генерал Сат Токпакбаев, опытный оперативник, до этого руководивший Управлением КГБ-КНБ по Алма-Ате и Алма-Атинской области. К достоинствам Токпакбаева можно отнести то, что он является земляком президента, учился с ним в одной школе и поддерживал с ним тесные связи в течение всего периода своей службы, даже в период опалы Назарбаева в 1985-87 годах, информируя его о всех анонимках и отношении руководства КГБ к тогдашнему председателю Совмина.

Токпакбаев руководил КНБ чуть менее двух лет - с декабря 1993 года по ноябрь 1995 года. Затем президент перевел его начальником Службы своей охраны.

Служба охраны Президента Республики Казахстан (СОП РК) была создана в конце 1991 года на базе Алма-Атинского филиала спецподразделения "Альфа" КГБ СССР. Ее первым руководителем стал генерал Карпухин, после августовского путча снятый с поста командира головной "Альфы".

В 1995 году Назарбаев, наглядевшись на всемогущую Службу охраны президента России Ельцина, возглавляемую Александром Васильевичем Коржаковым, и держащую в постоянном страхе российскую верхушку попытался создать аналогичную преторианскую гвардию и у себя. На руководство был брошен Сат Токпакбаев. Затем СОП РК руководили Булат Баекенов (с марта 1997 года по май 2001 года) и Альнур Мусаев (с мая 2001 года). В 1997 году на несколько лет СОП получила руководство службой правительственной связи (СПС образована в августе 1992 года на базе 8 отдельной бригады ФАПСИ РФ), руководитель которой, генерал Сабет Жакипбеков стал заместителем руководителя Службы охраны президента.

Из высших офицеров СОП также известны Амангельды (Аман) Шабдарбаев (1992-95 гг. - начальник отдела и первый зам. Начальника СОП, в 1995-97 - зам. Председателя Государственного следственного комитета и командир спецподзразделения "Арыстан" КНБ РК, с 1997 года - начальник личной охраны президента), Мурат Шабанбаев (в 1996-2001 гг. - первый зам. начальника СОП, директор департамента в центральном аппарате КНБ и начальник Департамента КНБ по Джамбулской области), Владимир Кирданов (в 1992-96 гг. - начальник охраны семьи президента, в 1996-98 гг. - начальник Алма-Атинской и зам. начальника республиканской таможни).

В ноябре 1995 года председателем КНБ стал Дженисбек Джуманбеков, ранее работавший начальником Управления КГБ-КНБ по Джамбулской области и первым заместителем председателя КНБ РК. Правление Джуманбекова стало поворотным этапом в развитии органов национальной безопасности: началась тотальная казахизация органов, протекавшая в особо извращенной форме: на все сколько-нибудь значимые посты стали назначаться джамбульцы: можно назвать Нуржана Мырзалиева, ставшего заместителем председателя и до этого ни дня в органах не работавшего, Нартая Дутбаева - начальника главного управления перспективного развития, Шаймурата Отарбаева - начальника главного управления кадров, племянника председателя Серика Булатова - начальника управления-секретариата председателя. Все начальники управлений и отделом в центральном аппарате назначались исключительно из уроженцев Джамбулской области.

В руководстве органов не осталось практически ни одно славянина, для проформы, в принципе, держали Юрия Серебрякова (зам. председателя КНБ в 1994-97 годах) и Анатолия Дружинина (зам. председателя КНБ в 1998-99 гг.); с кончиной последнего в ноябре 1999 года закончилось представительство русских на сколько-нибудь значимых постах. Стоит напомнить, что именно русские и украинские офицеры органов были наиболее образованными и подготовленными специалистами (взять к примеру выжитого из Казахстана бывшего начальника 2-го управления КГБ Казахстана Виктора Третьякова, сразу ставшего в России начальником управления ФСБ по Челябинской области (ныне он работает первым заместителем полпреда президента в Уральском федеральном округе).

Резко снизился и образовательный уровень офицеров спецслужб, развалена аналитическая работа, контрразведка, разведка, борьба с терроризмом: КНБ семимильными шагами пошел заниматься коммерцией и "крышеванием" разного рода коммерческим фирмам. Взять того же генерала Раиса Хадеева, работавшего замом Джуманбекова, а затем осужденного за шпионаж в пользу Ирана; что прекрасно иллюстрирует нравы, развернувшиеся при "дядюшке Джо", как прозвали Джуманбекова собственные подчиненные.

Отрицательный эффект оказало и создание Государственного следственного комитета (ГСК), в который были переданы наиболее профессиональные офицеры-оперативники и следователи КНБ и МВД. Во главе ГСК оказался ярый чимкентец Жармахан Туякбаев, известный раскруткой всякого рода громких дел ("дело Уркумбаева", "дело Шумова") и их бесславным развалом. Создание подобного монстра и раньше витало в мыслях высшего руководства республики, но сначала этому препятствовал Булат Баекенов, заявивший на закрытом заседании Совета безопасности, что "водопровод с канализацией не объединяют", затем - Каирбек Сулейменов, занимавший аналогичную позицию со стороны МВД.

В 1995-96 гг. во главе основных казахских силовых ведомств собралась уникальная во своей некомпетентности и самодурству кампания: джамбулец Джуманбеков - председатель КНБ, чимкентец Туякбаев во главе ГСК, министр обороны Алибек Касымов, "выросший" за три года из подполковника в генерал-полковники. Во главе МВД остался "профессионал" Каирбек Сулейменов - милицийско-партийный бонза, которого даже свои иначе как "манкуртом" не называют. Секретарем Совета безопасности стал аграрий по специальности, экс-аким (глава администрации) Кустанайской области Балташ Турсумбаев, человек обладающий уникальным даже по казахским меркам самомнением.

Помощником президента по силовым структурам стал Альнур Мусаев, 42-летний полковник КНБ, уроженец той же Джамбулской области, выдвинутый Баекеновым на пост начальника ГУБОПиК (Главное управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией) МВД РК. Мусаев, не имевший абсолютно никакого опыта руководящей работы и слишком молодой по меркам тех, чью деятельность ему предстояло координировать, быстро "сгорел" и в сентябре 1996 года вернулся под крыло Баекенова - в Службу охраны президента.

В это же время президент поручил своему зятю Рахату Алиеву развернуть деятельность налоговой полиции как своеобразного противовеса КНБ, МВД и ГСК. Алиев, надо признать, с этой задачей справился, переманив в свои структуры наиболее молодых перспективных сотрудников упомянутых ведомств.

В конце 1996 года координация деятельности спецслужб была возложена на нового секретаря Совета безопасности милицейского генерала Бексултана Сарсекова, опять же своего земляка и выдвиженца Каирбека Сулейменова. Вообще президентская "привычка" назначить на все посты представителей Старшего жуза (Алма-Атинская, Южно-Казахстанская и Джамбулская области), а также карагандинцев (соратников по Темиртау и Сариных родственников) полностью распространилась и на Комитет национальной безопасности. Апофеозом стал массовый поход членов коллегии КНБ во главе с дядюшкой Джо в ресторан "Дубок" на просмотр сеанса стриптиза, вылившийся в пьяную оргию, к счастью попавший на страницы газет, что привело к громкому скандалу, несколько запятнавшему "моральный облик" джамбулского трайбалиста.

В весне 1997 года эффективная работа Джуманбекова по развалу КНБ наконец была оценена и Назарбаевым, который отправил в отставку сначала лично председателя, а затем и всех его заместителей (Сихимбаева, Мырзалиева, Серебрякова). Новым председателем, от безысходности, назначили все того же Альнура Мусаева, неплохо показавшего себя в СОПе, где занимался "организацией" правительственной связи и постоянно обеспечивал президента распечатками телефонных разговоров высших должностных лиц страны. Поскольку ни у кого не было иллюзий по поводу организаторских способностей новоиспеченного генерала, основной задачей Мусаева стала борьба с главным внутренним врагом - премьером Кажегельдиным. Мусаев сразу же "опустил" премьер-министра, фактически назвав его филером, изгнанным из КГБ "за коммерческую деятельность, несовместимую с функциями офицера". Затем начался массовый слив компромата (в частности, председатель КНБ заявил в парламенте, что Кажегельдин имеет крупные капиталы в западных банках и недвижимость за границей. По словам Мусаева, о возбуждении уголовного дела речь пока не идет, однако ведутся следственные действия для проверки законности формирования подобных средств и источников доходов), который в итоге и вынудил Акежана Магжановича покинуть страну.

Кампанию дискредитации Кажегельдина на информационном пространстве Казахстана возглавили государственная телерадиокомпания "Хабар" (руководитель - Дарига Назарбаева, дочь президента Н. Назарбаева и жена Р. Алиева), финансируемая группой Алиева газета "Новое поколение", теле- и радиокомпании, принадлежащие Р. Алиеву. В дальнейшем к ней присоединились профинансированные из тех же источников газеты "Быз-Мы", "Доживем до понедельника". В этом же направлении работали специально созданные Интернет-сайты "Коготь барса", "Сливки Евразии" и др. Одновременно при активном участии КНБ была проведена "зачистка" информационного пространства от влиятельных медиа-структур, потенциально могущих поддержать Кажегельдина на президентских выборах. В июне 1998 года из медиа-бизнеса Казахстана был вытеснен владелец холдинга "Караван" Б. Гиллер. Политику одноименных газеты и радио, а так же телеканала КТК стало определять "умеренное" крыло семьи президента Назарбаева (Т. Кулибаев), под контроль которых они перешли. 23 июня 1998 года КНБ Казахстана организовало силовую операцию против оппозиционной газеты на казахском языке "Dat" ("Слово"). Было арестовано имущество редакции, служебные материалы, изъяты личные вещи сотрудников. 3 ноября был арестован тираж газеты с образцом подписного листа для сбора подписей в поддержку Кажегельдина. В дальнейшем газета была приговорена судом к крупному штрафу и закрыта. В августе 1998 года по распоряжению КНБ Казахстана развернулась кампания давление на региональные оппозиционные издания на русском языке - газеты "Провинция" (Актюбинск), "Центр" (Астана), "Сорока" (Караганда), "Регион-Юг" (Тараз), "Проспект" (Павлодар), "Ярмарка" (Алма-Ата). Журналистов запугивали, на редакторов заводили уголовные дела, обвиняя их в экономической контрабанде, в оскорблении чести и достоинства президента РК, в помещении редакций отключали электроэнергию, перерезали телефонный кабель. Зафиксированы факты избиения и запугивания граждан - распространителей оппозиционных газет. Типография "Дауыс" по указанию КНБ отказалась распространять газету "Ярмарка" через киоски. С начала сентября 1998 года КНБ Казахстана ведет целенаправленную работу по закрытию оппозиционной газеты "ХХI век". Ее отказались печатать типографии Алма-Аты, отказались распространять службы доставки. В ночь на 26 сентября в помещение редакции была брошена бутылка с зажигательной смесью. Под давлением КНБ электронные СМИ Казахстана проигнорировали данное происшествие. 28 сентября 1998 года управление юстиции Алма-Аты приняло решение о закрытии газеты. В ноябре 1999 года отпечатанный тираж газеты по указанию КНБ был уничтожен в типографии, руководство типографии немотивированно расторгло договор с редакцией. В сентябре 1998 года власти Казахстана арестовали и уничтожили тираж книги Кажегельдина "Казахстан: Право выбора" на казахском языке. Большая часть русского тиража все же была распродана. Налоговая полиция и КНБ Казахстана совершили операцию против частных предприятий в Алма-Ате, которые занимались распространением книги - фирм "Легион" и "Мир прессы". Были изъяты все документы и компьютерная информация. С сотрудниками фирм проведены профилактические беседы, в ходе которых их предупредили об ответственности за деятельность, угрожающую национальной безопасности государства. Акции силового устрашения В конце августа 1998 года КНБ Казахстана была предпринята силовая акция против пресс-секретаря Кажегельдина Амиржана Косанова . Ему нанесли тяжелые травмы вооруженные люди в масках. Итоги расследования этого разбойного нападения не дали результатов, поскольку следственные органы МВД были заблокированы неформальным распоряжением из Комитета национальной безопасности: дело должно быть закрыто. Аналогичному нападению подверглась в октябре 1998 года сотрудник агентства "СР" Елена Никитенко. Агентство было закрыто, пострадавшая выехала за пределы Казахстана.

В результате этого московские PR-агентства "Никколо М" (И. Минтусов), Центр политических технологий (И. Бунин) и "Имидж-Контакт" (А. Ситников) прекратили свою активность в пользу Кажегельдина на территории Казахстана, сосредоточившись на деятельности в российских СМИ и властных структурах. 18 сентября 1998 года по указанию КНБ в Астане был задержан помощник Кажегельдина Михаил Василенко. Без каких-либо оснований его трое суток продержали в изоляторе. При этом ему отказали в праве позвонить и предупредить близких. 23 декабря 1998 года в АлмаАте был избит помощник первого секретаря посольства США Рысбек Касымболинов. До этого Касымболинов поддерживал контакты с оппозицией, участвовал в написании отчета по правам человека в РК. Первый секретарь посольства США Адам Стерлинг расценил происшедшее как "предупреждение". Людей, нанесших Касымболинову тяжкие телесные повреждения, не нашли. Официальная казахстанская печать отказалась публиковать информацию по этому поводу.

Эффективность проведения подобной политики Мусаевым привела к резкому ухудшению имиджа Казахстана в глазах мирового сообщества. Поскольку уже велась подготовка к досрочным президентским выборам, Назарбаев принимает решение поставить во главе КНБ опытного политика, способного сгладить негативный политический эффект вокруг деятельности комитета. Им стал Нуртай Абыкаев, многолетний помощник и соратник президента, шапраштинец по происхождению и серый кардинал по призванию. Абыкаев последовал примеру Мусаева и полностью разогнал предыдущую команду (Абсаметов, Ашикбаев, Тилебалдинов). Мусаев в знак признания его заслуг остался первым заместителем; также сохранил свой пост Мараткали Нукенов, генерал милиции, назначенный в ноябре 1997 года заместителем председателя с подачи самого Абыкаева, в то время первого помощника президента.

Абыкаев провел эффективную реорганизацию КНБ: он добился возвращения в структуру комитета Пограничных войск и службы внешней разведки "Барлау".

Пограничные войска, всегда входившие в структуры КГБ СССР были созданы в Казахстане в августе 1992 года; командующий пограничными войсками РК по должности являлся заместителем председателя КНБ. Первый командующий генерал Евгений Неверовский уже через месяц стал жертвой казахизации государственного аппарата, его сменил Булат Закиев, командовавший ПВ с октября 1992 года по март 1997 года. При нем весной 1997 года ПВ стали самостоятельным ведомством, а при его преемнике Токтасыне Бузубаеве (апрель 1997 г. - июль 1999 года) пограничники перекочевали в подчинение Министерства обороны. В результате, они попали под действие Шанхайских соглашений об ограничении военных континентов на границах стран Шанхайской пятерки, и казахстано-китайская граница осталась практически открытой.

Служба "Барлау" была создана в ноябре 1997 года на базе департамента разведки КНБ, ее руководителем и членом Совета безопасности стал генерал-майор Женис Рыспаев, в прошлом особист, а на тот момент начальник ГРУ Министерства обороны.

Возвращение разведчиков (сентябрь 1998 г.) и пограничников (июль 1999 г.), а также создание Академии КНБ (июнь 1999 г.) благодаря деятельности первого гражданского руководителя спецслужбы, безусловно, значительно усилило возможности и эффективность КНБ. Абыкаев также аккуратно, с присущим ему умением, избегал втягивания КНБ в политику, что в итоге стоило ему отставки. В августе 1999 года Абыкаев слетел с должности благодаря скандалу о продаже истребителей МИГ-21 в Северную Корею, получившего широкий международный резонанс.

Председателем вновь стал цепной пес назарбаевского режима Альнур Мусаев. Его первым заместителем был назначен Косбасар Нурбеков, а начальником Департамента КНБ по Алма-Ате и Алма-атинской области - Рахат Алиев, занимавший пост первого вице-министра Министерства государственных доходов и председателя Комитета налоговой полиции (КНП).

"Над страной нависла мрачная тень Рахата Алиева". Генерал КНБ, зять Назарбаева и личный враг Кажегельдина стал идеальным спарринг-партнером для оппозиции. Появился, наконец, враг всего сущего, угроза демократии, причем не бесконечно далекий Назарбаев, а большой местный босс, единственная фигура такого плана, оказавшаяся в Алма-Ате. Банные скандалы, наезды на журналистов и функционеров РНПК, цементирование дверей и раскраска подъездов - безымянное зло обрело имя. "Если в кране нет воды, значит выпил... Рахат Алиев". Нельзя не сказать, что генерал от медицины этой репутации не соответствует.

Сложилась абсолютно идиотская и трагичная ситуация: все беды и болезни общества (тотальная коррупция, коммерционализация, утечка мозгов, трайбализм, нищета, пьянство) бурно развивались и в органах национальной безопасности, особенно в Алма-Атинском департаменте - ключевом подразделении КНБ. Под грозным названием оказалась та же гниющая сущность. И единственным человеком, которого власть смогла мобилизовать на борьбу с этим стал зять Назарбаева!

В воздухе запахло духом Дзержинского, Берии и Гиммлера, чьим духовным последователем оказался Алиев. КНБ было разбужено, построено в шеренги и брошено на выполнение политических установок нового шефа. Алиев, обладающий немыслимой для других политико-родственной крышей, исключительно этой крышей из последний сил удерживается от проведения массовых арестов (из достоверных источников известно, что Алиев запрашивал разрешения на арест Заманбека Нуркадилова, Якова Зайца и Мухтара Аблязова). Начались аресты наркокурьеров, сотрудников акиматов, прокуратуры и полиции. Все это стало частью массированной PR-кампании Алиева, который вместе с женой - Даригой Назарбаевой - контролирует основные СМИ Казахстана: телеканалы "Хабар" и "КТК", газеты "Караван" и "Новое поколение", не говоря уже о менее значимых.

Заядлый футболист, он в сентябре 2000 года добился смещения Куралбека Ордабаева и стал президентом Футбольного союза Республики Казахстан, что также было эффективно подано в центральной печати: "Алиев - покровитель футбола", "Алиев - надежда отечественного спорта" и т.д.

К чести последнего, надо сказать, что значительно вырос и интеллектуальный потенциал Алма-Атинского КНБ; Рахат Алиев, имевший ученую степень доктора наук, большой опыт работы в бизнес-структурах ("Сахарный центр") и фактически создавший с нуля налоговую (финансовую) полицию привык иметь дело с образованной, "продвинутой" молодежью из числа предпринимателей, технократов и пиарщиков. Эти же кадры были мобилизованы и в КНБ. А вот это уже становится серьезной угрозой. Люди привыкли работать с тупым и продажным аппаратом, и новое лицо КНБ стало для них неприятным открытием. Чекисты-интеллектуалы - зрелище не для слабонервных.

События последних лет (Афганистан, Баткент) показали всю неэффективность лелеемых властью органов национальной безопасности. Полное отсутствие разведывательной, аналитической, экспертной деятельности со стороны КНБ стало уже притчей во языцех. Власть, помимо искоренения инакомыслия стала нуждаться и в тщательном и полном информационно-аналитическом обеспечении. КНБ никак не проявило себя и в ходе массовой приватизации "по индивидуальным проектам". Поднимать теперь вопрос о какой-то экономической безопасности, когда вся промышленность принадлежит неизвестно кому, а государственные естественные монополии (национальные компании) оказались в руках несменяемых и исключительно ловких племянников, сыновей и внуков той же власти, сейчас просто бессмысленно.

Требовалась полная смена декораций - сущности, функций и задач - Комитета национальной безопасности. Новым председателем в мае 2001 года стало доктор социологических наук, создатель и бессменный руководитель Центра анализа и стратегических исследований, в последнее время секретарь Совета безопасности Марат Тажин - фактически единственный аналитик подобного уровня в Казахстане. Тажин в свое время создал сильную аналитическую службу в администрации президента, под его руководством были разработаны основные стратегические концепции развития Республики Казахстана, в том числе, национальной безопасности, внешней политики и развития вооруженных сил.

Тажин помимо своих высоко интеллектуальных качеств имеет в своем послужном списке и неплохой опыт длительного сотрудничества с бесславно ушедшими в историю органами КГБ СССР. Надо отдать должное чекистам советского периода, умевшим подбирать молодых талантливых и перспективных товарищей в свои ряды, которые в последующем занимали высокие государственные посты и определяли политику страны, причем не только в интересах партии (скорее, в духе столь любимой в народе Конторы). Вероятно, что, встав теперь у руля, Марат Мухамбетказиевич будет полноценно использовать свой >практический опыт, что в сочетании с его аналитическими изысками приведет к бурному росту числа граждан, непременно страждущих в силу своих морально-этических и патриотических побуждений оказать содействие бойцам невидимого фронта в решении их нелегких подспудных задач. Борьба с терроризмом, наркобизнесом и коррупцией, к сожалению, это только видимая часть айсберга, а ведь есть еще и внутренний враг, который не дремлет...

Нельзя, правда, не отметить некоторое своеобразие в работе этих самых аналитических структур и полная неисполнимость этих концепций. Тажин, закрепляя за собой титул основного разработчика всего, связанного со словом "стратегия", выжил из администрации, Совбеза и КИСИ (Казахстанский институт стратегических исследований) всех мало-мальски способных ученых и экспертов. А его основного фаворита - директора КИСИ Маулена Ашимбаева, ныне прочимого в зампреды КНБ, знающие люди обходят за несколько кварталов, во избежании закупорки сосудов головного мозга. В активе Маулена, в отличие от его благодетеля-покровителя, нет опыта сотрудничества с союзной Конторой. Однако и он не остался в стороне от процессов. Еще в годы учебы министерского сынка, нелюбимого сверстниками, приметили свои национальные гебистские кадры, оказав за малюсенькие услуги так необходимую ему моральную поддержку. Аналогичную публику Маулен Ашимбаев собрал и в своем институте, прозванном в народе Конторой Интеллигентных Стукачей и Идиотов - КИСИ. Как бы то ни было, дорогу в свое новое возможное место работы Маулен, да и весь ученый совет КИСИ, знает не понаслышке.

Единственная надежда на то, что Тажин сможет собрать аналитиков в КНБ, усилив тем самым его экспертную службу. Автоматически встает вопрос и об активизации службы "Барлау": и сами доморощенные разведчики и их клиент - государство - привыкли пользоваться информацией СМИ, российских, местных, западных, но никак не добывать ее самим (подобная чудовищная мысль способна полностью отравить жизнь нынешнему руководству разведслужбы).

Очевидно, что Тажин постарается избавить свое новое место работы от некоторых излишеств. Как сказал руководитель администрации президента С.Калмурзаев, представляя нового председателя казахскому Сенату: "Они привыкли работать через телефон, через подглядывание. А надо предугадывать ситуацию, ход событий. Защита безопасности заключается в том, чтобы принять превентивные меры. Поэтому президент назначил на этот пост ученого-аналитика". Он также добавил, что "ведомство работало как филиал системы, которая называлась "Советский Союз". Маловероятно, что прожженный аппаратчик самостоятельно пришел к выводу о ненужности этих самых "телефонов" и "подглядываний". Эти важные функции, скорее всего перейдут в ведении СОП во главе с Альнуром Мусаевым. Пограничники вновь станут самостоятельной структурой, а экономические подразделения отойдут к Агентству финансовой полиции, которое также будет заниматься экономической безопасностью (в этом вопросе Марат Мухамбетказиевич также не выявил явного прогресса, поручив в свое время эту проблему Р.Жоламану, более известному как специалист в области написаний диссертаций для высшего чиновничества).

Первым заместителем к Тажину Назарбаев назначил Рахата Алиева. Проведенная им PR-кампания (правда, личная) вернула кээнбэшникам имидж спецслужбы и подлинных наследников Железного Феликса, а его способности по части создания эффективного репрессивного аппарата всегда были востребованы высшей государственной властью. Таким образом, в Комитете аккуратно и красиво разделили обязанности: председатель Тажин вырабатывает концептуальные задачи и проблему, предпринимает меры по информационно-аналитическому обеспечению президента и правительства, а Рахат Алиев "мочит в сортире" всякого рода коррупционеров, наркоторговцев и международных террористов.

Совместная задача нового руководства - восстановить Комитет национальной безопасности как эффективную, всесильную и грозную службу, которой боялись бы так, как некогда боялись КГБ СССР.

Источник www.asiopa.org.ru

Если у Вас есть информация, которой Вы бы хотели поделиться - присылайте