herb.gif (1771 bytes)

Главная
Фотоальбом
ПАВЛОДАР
Культура
Эмиграция
Место встреч
WWW-Павлодар
КАЗАХСТАН
Опросы
Форум
ЧАТ
Гостевая книга

Вебмастер
Андрей Чирков











Еженедельный гороскоп

Завтра была война

Чеботарев Андрей,
руководитель Службы политического анализа АПИ

Без армии нет обороны и тем более победы

XXI век, 4 ноября 2000 года

В последнее время как никогда раньше Казахстан испытывает реальную угрозу своей национальной и общественной безопасности. Очевидно, что это связано с недавним военным противостоянием в соседних Узбекистане и Киргизии правительственных военных частей с вторгшимися на территорию этих стран в начале августа этого года исламскими экстремистами, а также в Афганистане между силами талибов и Северного альянса с выходом на границы со странами Центральной Азии. Все это привело к активизации руководством страны действий по военному строительству и укреплению системы национальной обороны.

Задолго до боевых действий у соседей, но, скорее всего, не без учета событий 1999 года в Баткене, 10 февраля 2000 года указом президента Республики Казахстан была утверждена новая Военная доктрина страны, закладывающая основы для дальнейшего осуществления военного строительства и совершенствования системы обеспечения военной безопасности республики. Затем в начале июня на заседании Совета безопасности были рассмотрены и одобрены проект концепции военной реформы и государственная программа военного строительства на период до 2005 года.

Выступая перед депутатами парламента во время открытия его второй сессии 1 сентября этого года, президент РК Н. Назарбаев отметил, что казахстанское руководство приняло ряд мер, связанных с укреплением системы безопасности и обороны республики. Уже в текущем году будут увеличены расходы на оборонные нужды. В бюджете 2001 года впервые закладывается фиксированный минимум военных расходов, который равен 1% ВВП. Началась реализация программы военной реформы и военного строительства, включая формирование военных округов. Кроме того, по словам главы государства, в республике создаются новые мобильные войска с учетом специфики конфликтов последнего времени ("Казахстанская правда", № 224-225, 2.09.2000 г.).

Помимо этого в сентябре в республике начался призыв на военную службу офицеров запаса. Войска пополняются главным образом специалистами, прошедшими в свое время курсы военной подготовки в вузах. Примечательно, что запасники призываются в действующую армию на три года. Хотя отдельные официальные лица из Минобороны поспешили отрицать связь этой меры с событиями в соседних странах, все же было бы несколько наивным верить этому.

Надо отметить, что опасность вторжения исламистов на территорию Казахстана усугубляется наличием в южных областях республики реальных источников исламского фундаментализма в лице нелегально действующих ваххабистских групп, явных и скрытых последователей ортодоксального ислама в мусульманских духовных заведениях. "Пятой колонной" для всевозможных экстремистов может стать и та часть населения Южного Казахстана, которая находится на грани выживания и может увидеть в исламских боевиках своих "освободителей". Не случайно, что именно в этом регионе принимаются наиболее серьезные меры по противодействию исламистам. На режим усиленного несения службы были переведены органы внутренних дел Южно-Казахстанской и Жамбылской областей. Специальные пикеты пограничных и внутренних войск осуществляют контроль приграничной территории. В ходе проводимых в Южном и Восточном военных округах учений отрабатываются способы и методы ведения боевых действий в условиях горной местности.

В связи с этим следует ожидать интенсивного проведения военной политики государства, что найдет свое отражение в принятии и реализации соответствующих законов, программ, подписании межгосударственных соглашений, проведении военно-тактических и иных мероприятий и т.п. Вместе с тем, нельзя не сказать, что по ряду оснований дальнейшее развитие системы национальной обороны будет проходить очень сложно. Прежде всего для ее проведения понадобится немало финансовых средств, что очень накладно в условиях экономического кризиса и дефицита бюджета. Необходимо решить целый комплекс вопросов: от вооружения армии до социально-бытового обеспечения военнослужащих. На сегодняшний день все эти моменты находятся в критическом состоянии и фактически не решаются. В этих условиях речь должна идти не о совершенстве, а, скорее всего, о реставрации оборонного потенциала республики, имеющего ряд следующих серьезных изъянов:

  1. Многие отечественные и зарубежные эксперты отмечают низкий уровень боеспособности, мобилизационных ресурсов и военной подготовки казахстанской армии. Так, по мнению доктора военных и политических наук Аскера Бакаева, сегодняшняя неподготовленная армия не способна эффективно охранять интересы Казахстана. Крайне тяжело сказывается на солдатах и офицерах отсутствие военных учений ("Деловая неделя", № 6, 11.02.2000 г.).
  2. Экономический кризис сильно ударил по оборонной промышленности. В свою очередь это привело к снижению показателей оснащения ВС РК необходимыми оружием и техникой. Все больше идет разукомплектование техники и вооружения, находящихся на длительном хранении. Частыми стали случаи, когда необходимые запасы боеприпасов и узлы боевой техники идут в продажу.
  3. Система управления армией является неэффективной. Отсутствует четкое разграничение полномочий между Министерством обороны и генеральным штабом ВС РК. Примечательно также, что согласно положениям об этих органах, утвержденных постановлением правительства, в их обязанности отнесен контроль за боевой подготовкой армии, но непонятно кто конкретно должен нести за нее ответственность. Частая сменяемость руководства Минобороны и Генштаба приводит и к смене политики в области военного строительства, порой даже на 180 градусов.
  4. Очень важной является проблема офицерских кадров. Многие квалифицированные военнослужащие либо уехали в Россию и другие страны СНГ, либо уволились в запас. Пополнение же армейского истеблишмента за счет выпускников высших общеобразовательных и военных учебных заведений пока что серьезных результатов не приносит. К тому же уровень обучения в военных академиях и училищах Казахстана также оставляет желать лучшего.
  5. Очень сложно идет комплектование войск рядовым составом. Общий план призыва не выполняется, имели место случаи откровенной фальсификации отчетности в данной сфере. Многие призывники пытаются уклониться от службы в армию путем подкупа сотрудников военкоматов, использования фиктивных медицинских справок, отъезда в другие государства и т.д.
  6. Серьезно расшатан морально-психологический климат в армии. Среди солдат сильно проявляются неуставные отношения, "дедовщина", уклонения от выполнения приказов начальства, дезертирство, совершение различных преступлений. Имеют место также неуставные отношения офицеров к солдатам. Наблюдается также проявление национализма, землячества и трайбализма. Все это серьезно подрывает единство армии. Кроме того, не уделяется должного внимания воспитанию у военнослужащих высокого морального духа и патриотизма. Серьезный урон моральному климату в ВС РК также наносят различные скандалы типа вокруг продажи боевых самолетов "МИГ-21" Северной Корее в 1999 году.
  7. На низком уровне находится материальное и социально-бытовое обеспечение военнослужащих. Очень малая заработная плата, отмена раннее действующих льгот и гарантий привели к росту недовольства среди представителей офицерского состава и их уходу из армии.
  8. У государства отсутствуют четкие и однозначные концептуальные основы военного строительства. В первую очередь этому способствует то, что в республике остаются неразвитыми военная теория и военная наука. В связи с этим военное строительство и обеспечение военной безопасности не подкрепляются серьезными исследовательскими разработками.
  9. Вновь принятая Военная доктрина РК по своему содержанию во многом носит научно-теоретический характер и в ней очень мало практического аспекта. В ней также не отражены конкретные механизмы военного строительства и обеспечения военной защиты государства. Тем самым она фактически не является документом, рассчитанным для обязательного исполнения. Принятие же новых различных программ, концепций и законов в области военного строительства приведет к тому, что законодательная база здесь будет представлять не единую систему, а группу разнородных, не связанных, а где-то и противоречащих друг другу, законодательных и иных нормативно-правовых актов.

Бывший заместитель министра обороны генерал-майор запаса Айткали Исенгулов считает, что создание военных округов не решит всех проблем военного строительства в республике. По его мнению, основная масса денежных средств будет потрачена на обустройство управлений и штабов военных округов, создание систем связи, пунктов управления и других обеспечивающих и обслуживающих объектов. А в этом случае почти ничего не останется для военной подготовки, продовольственного и иного обеспечения личного состава воинских частей ("XXI век", 4.09.2000 г.).

Нельзя не учитывать и то, что произошло у ближайших соседей Казахстана - Киргизии и Узбекистана. Уже первые серьезные столкновения правительственных войск с исламскими экстремистами выявили слабость подготовки личного состава первых к маневренной войне в условиях горной местности. В итоге "малая" война в Центральной Азии затянулась. И хотя сейчас в обеих республиках ситуация стабилизировалась, их власти ожидают новых "операций" исламистов. Для сравнения: численность вооруженных сил Узбекистана составляет 254114 человек, а мобилизационные возможности - 5012944 человек. Те же цифры у Казахстана значительно меньше - 155767 и 3550645 человек соответственно ("Континент", № 4, 2000 г.).

Таким образом, говорить о наличии в Казахстане системы национальной обороны, способной просчитывать и своевременно реагировать на проявления реальных угроз страны, обеспечить безопасность границ и внутренней территории республики, отразить возможные агрессии потенциального военно-политического противника, пока не приходится. Для преодоления такого состояния необходимо решительное принятие целого комплекса мер по устранению указанных выше недостатков военного строительства в республике. В противном случае может появиться много желающих "прощупать" нашу обороноспособность на прочность.

 

Что "ловит" Казахстан в Таджикистане?

XXI век, 10 ноября 2000 года

Недавно, по сообщению информационного агентства "KODA", была проведена очередная плановая замена состава казахстанского отдельного сводного стрелкового батальона (ОССБ), стоящего на таджикско-афганской границе. ОССБ, включающий в себя подразделения пограничных, внутренних и десантных войск, находится в Таджикистане уже около 7 лет, с июля 1993 года, согласно межгосударственным соглашениям в рамках Коллективных миротворческих сил (КМС).

Первоначально в состав КМС вошли контингенты вооруженных сил России, Казахстана, Киргизии и Узбекистана. Причем по всем показателям доминирующее положение в них заняла Россия, которой после распада СССР "по наследству" досталась 201-я дивизия, дислоцирующаяся на территории Таджикистана. В то же время, несмотря на подписанные между странами СНГ договоренности и довольно сложную обстановку, угрожающую безопасности практически всех центрально-азиатских государств, военное сотрудничество четырех названных стран в Таджикистане постепенно начало заходить в тупик.

Когда в ноябре 1998 года в Таджикистане произошла очередная попытка мятежа бывшего полковника ВС РТ Махмуда Ходайбердыева, то официальный Душанбе обвинил Узбекистан в поддержке мятежников. В ответ из республики без согласования с другими участниками КМС был выведен узбекский батальон. На следующий год свои подразделения из Таджикистана вывела Киргизия. Таким образом, из республик Центральной Азии только Казахстан пока сохраняет союзнические обязательства в отношении Таджикистана.

В настоящее время казахстанский ОССБ базируется на базе Кала-и-Хумбского пограничного отряда России и контролирует 47 километров таджикско-афганской границы. До 2000 года численность личного состава сводного батальона составляла 500 человек. Затем последовало его сокращение в пять раз. По данным Пограничной службы КНБ РК, за все время присутствия батальона на территории РТ его бойцами были задержаны свыше 300 нарушителей границы, пресечено 30 попыток перехода границы, изъято у нарушителей более 100 кг наркотиков и около 40 единиц огнестрельного оружия ("Панорама", № 18, 5.05.2000 г.).

В то же время служба казахстанцев в политически нестабильном Таджикистане не является "безоблачной". Потери ОССБ за указанный период составили 60 погибших. Только за один день в апреле 1995 года в бою с исламскими экстремистами в Пшихорском ущелье батальон потерял 17 человек убитыми, 35 ранеными плюс ряд объектов военной техники и боеприпасов. Очевидно, что в настоящее время в связи с обострением ситуации в Афганистане, вызванном ожесточенным противостоянием между силами движения "Талибан" и Северного альянса, причем как раз таки на границе с Таджикистаном, российским, казахстанским и таджикским пограничникам придется быть "на чеку".

Нужно отметить, что в условиях присутствия воинских частей России в Таджикистане, на которые ложится основная тяжесть по охране таджикско-афганской границы, нахождение там же немногочисленного казахстанского батальона является чисто формальным актом. К тому же, как свидетельствуют некоторые эксперты, ОССБ чуть ли не полностью получает не только боевую помощь, но и продовольствие, технику, оружие и т.д. со стороны россиян. А около 18 человек, по их словам, погибли вследствие "недисциплинированности и недостаточной подготовки личного состава" (см. Затулин К., Грозин А., Хлюпин В. Национальная безопасность Казахстана. Проблемы и перспективы. - М., 1998 г., с. 25).

Но несмотря на все это, руководство Казахстана не отказывается посылать своих пограничников в Таджикистан. Что же побуждает его делать это? Здесь можно предположить следующие причины продления пребывания казахстанского сводного батальона на таджикско-афганской границе.

Во-первых, в свете последних событий в Центральной Азии Казахстан как никогда заинтересован в наличии и укреплении системы коллективной безопасности стран СНГ. Поэтому, можно предположить, что какими бы незначительными не были его действия по охране границы Таджикистана с Афганистаном, он будет продолжать делать это ради того, чтобы хрупкая в политическом отношении система коллективной безопасности стран СНГ не распалась совсем.

Во-вторых, такой подход является особенно актуальным после прошедшего 11 октября этого года в Бишкеке саммита глав государств - участниц Договора о коллективной безопасности СНГ, подписанного 15 мая 1992 года. Тем более, что по результатам этого саммита было подписано соглашение "О статусе формирований сил и средств систем коллективной безопасности", предусматривающее возможности оказания странами-участницами ДКБ взаимной военной помощи для совместного отражения внешней военной агрессии, проведения совместных антитеррористических операций, а также командно-штабных и войсковых учений. Фактически речь идет о создании общегосударственных вооруженных сил. В этом плане Казахстан с целью подъема своего авторитета в СНГ может всегда заявить, что в силу своего военного присутствия в Таджикистане он уже как бы является одним из основоположников будущих коллективных воинских формирований.

В-третьих, в силу своего определенного превосходства по геополитическим, демографическим и в какой-то степени экономическим (по отдельным ресурсам и отраслям - прим.) параметрам над другими странами Центральной Азии, а также внешнеполитической активности в регионе в рамках двустороннего и многостороннего (Центрально-Азиатское экономическое сообщество, Евразийское экономическое сообщество (бывший Таможенный союз), "Шанхайская пятерка" и т.д.) сотрудничества, Казахстан объективно стремится занять лидирующие позиции в Центральной Азии. В связи с этим не исключено, что сохранением своего, пусть минимального, военного присутствия в Таджикистане он дает понять России, усиливающей свое влияние в Центральной Азии, что имеет свои интересы в регионе и готов принципиально отстаивать их. Наверное, это же было адресовано и Узбекистану, активно проводящему свою гегемонию в ЦА.

В-четвертых, Казахстан не желает портить свои отношения с Таджикистаном. Помимо всевозможных сфер сотрудничества последний является для РК потенциальным союзником по противодействию экспансии Узбекистана, поскольку сам испытывает ее на себе. Кроме того, такой союз может быть направлен и в противовес возможному давлению со стороны Китая, с которым Таджикистан, как и Казахстан, имеет общую границу и взаимодействует в рамках "Шанхайской пятерки". Не исключено также, что руководство Таджикистана несколько тяготит военное присутствие России на его территории. Поэтому оно приветствует нахождение отдельного казахстанского батальона как некоего "баланса" российских воинских частей.

И все же, как уже отмечалось выше, присутствие казахстанских военнослужащих на таджикско-афганской границе большого значения для ее охраны, противодействия проникновению исламских боевиков вглубь центрально-азиатского региона, а также влияния на развитие политической ситуации в Таджикистане в интересах Казахстана не имеет. Поэтому вероятно, что в ближайшем будущем ОССБ может быть выведен из Таджикистана. Пока же его присутствие там дает только лишний повод для критики казахстанских властей со стороны политической оппозиции, а также неприязненно относящихся к Казахстану политических кругов зарубежных государств.

 

К чему приведет новый статус президента РК?

XXI век, 4 декабря 2000 года

Со времен присутствия ограниченного контингента Вооруженных сил СССР в Афганистане в сознание граждан многонациональной страны вошло понятие “интернациональный долг”. Хотя до этого “мини-интердолги” советские военные “отдавали” Северной Корее, Венгрии, Чехословакии, Кубе, Вьетнаму, Эфиопии, Анголе, Египту и т.д. Похоже, что с распадом Союза и образованием СНГ “интернациональный долг” не канул в Лету. Особенно богатой на его “возврат” оказалась Россия: Приднестровье, Таджикистан, Югославия. Причем теперь “интердолг” можно “отдавать” не только в рамках официальных “обязательств”, но и по частной инициативе, что ярко проявилось практически во всех “малых” войнах и конфликтах на постсоветском пространстве.

Казахстан также не отстает от своих партнеров по Содружеству. Отдельный сводный стрелковый батальон до сих пор помогает россиянам и таджикам охранять таджикско-афганскую границу, зачастую неся потери в своем составе. Его введение в “братскую” республику по времени совпало с затянувшимся вооруженным противостоянием между правительством и объединенной оппозицией. И хотя в 1997 году гражданский конфликт в Таджикистане практически закончился, Казахстан своих пограничников не только не отозвал, но и регулярно продолжает менять личный состав батальона.

Видимо, скоро казахстанцев ожидает выполнение новых “долговых обязательств”. В значительной мере это связано с последними событиями в Узбекистане и Киргизии. Властям этих государств хотя и удалось стабилизировать ситуацию, но никто не гарантирует, что исламские экстремисты не вторгнутся сюда вновь. Такой расклад не может не волновать Казахстан в силу географической близости с обеими “пострадавшими” республиками, а также проявлений ортодоксального ислама в своих южных областях. Известно, что во время последней “малой” войны в Центральной Азии Астана предложила Ташкенту свою помощь в противодействии экстремистам, от которой тот отказался. Видимо, здесь сказались прежние политико-экономические амбиции, разногласия и пограничные споры. А вот Киргизия подобную помощь приняла. Правда, эта помощь в основном носила военно-технический характер и была предоставлена в виде военно-топографических карт, теплых вещей и боеприпасов. И лишь один казахстанский вертолет выполнял “интердолг”, патрулируя приграничные с Казахстаном горные территории Киргизии. О посылке регулярных воинских частей в дружественное государство тогда речи не шло.

9 ноября т.г. парламент на совместном заседании палат за закрытыми дверями принял предложение президента РК о делегировании ему права использовать вооруженные силы Казахстана для выполнения международных обязательств по поддержанию мира и безопасности в Центральной Азии. Данное решение было принято для выполнения недавно ратифицированного и вступившего силу соглашения между Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном и Узбекистаном о совместных действиях по борьбе с терроризмом, политическим и религиозным экстремизмом, транснациональной организованной преступностью и иными угрозами стабильности и безопасности данных государств, подписанного на саммите глав этих государств в Ташкенте в апреле этого года.

Очевидно, что помимо необходимости отражения угроз национальной безопасности Казахстана... на территории соседних государств, принятию данной меры способствовали следующие обстоятельства.

Во-первых, в условиях абсолютного доминирования в парламенте пропрезидентски настроенных депутатов участие законодательного органа в рассмотрении подобного вопроса является чистой формальностью, тем не менее президенту нужна свобода действий для оперативного реагирования на ситуацию в тех или иных странах, если это как-то затрагивает национальные интересы Казахстана. Судя по всему, он стремится сконцентрировать решение основных вопросов, связанных с военно-оборонной политикой, в своих руках.

В целом же, в военных вопросах глава государства по Конституции решает довольно многое. В частности, он: является Верховным Главнокомандующим, назначает и освобождает от должности высшее командование Вооруженных сил республики (пп.12) ст.44), может ввести в стране чрезвычайное положение с применением армии (пп.16) ст.44), военное положение, объявить о частичной или всеобщей мобилизации (пп.17) ст.44).

Парламент же, хотя и решает вопросы войны и мира (пп.8) ст.53), тем не менее может позволить себе в военно-оборонной сфере очень мало. Так в случае введения главой государства чрезвычайного или военного положения роль парламента ограничена его “незамедлительным информированием”. Иначе говоря, здесь парламент никто не спрашивает, а ставит перед фактом. Что же касается возможности парламента принимать законы по вопросам обеспечения обороны и безопасности республики, то здесь он уже встречает целый ряд “сдержек и противовесов”: президентское вето, право правительства на блокирование принятия “дорогостоящих” законопроектов, индивидуальный “подход” к отдельным депутатам и т.д.

В таких условиях наделение парламентом главу государства рассматриваемым правом является порядком вещей. Да и куда бы он делся? Ведь высказанное как-то президентом обещание, что он распустит парламент, если тот не будет своевременно принимать “очень нужные обществу” законы, нельзя считать пустыми словами. А под установленные Конституцией “непреодолимые разногласия между парламентом и другими ветвями власти” можно подвести все, что угодно. Наконец, кто-то очень серьезно задумался о своем довольно неплохом положении, астанинской квартире, немалой зарплате, дальнейшей карьере и т.д.

Во-вторых, Казахстан связан с тремя названными выше странами рядом экономических и политических интересов. Узбекистан, например, дает нам газ. С Киргизией же, вообще, сложились особые отношения, обусловленные родством двух президентов. К тому же руководству нашей страны, несмотря на возникающие разногласия и порой острые проблемы в отношениях с лидерами этих государств, все же привычно работать именно с ними, а не теми “баши”, которые могут прийти на их место. В связи с этим Казахстан заинтересован в незыблемости действующей в соседних странах власти и готов со своей стороны оказать своим соседям ту или иную поддержку. Да и не помешает заявить о себе как о кандидате в “лидеры” региона.

В-третьих, нельзя не учитывать и интерес в этом деле парламентариев. А он таков: вместе с полномочиями депутаты одновременно передают главе государства и всю полноту ответственности за сам факт и последствия возможных в будущем направлений контингента казахстанских вооруженных сил для участия в боевых действиях, например, в Киргизии. Так что случись какая-нибудь очередная “заварушка” у соседей, а Казахстан бросится помогать им, то ни у кого из депутатов, принявших данное решение, потом не заговорит совесть. Мол, послал вас воевать президент, с него и спрашивайте. Ничего не скажешь, хитрый ход.

Теперь о перспективах “соблюдения” Ташкентского соглашения. В первую очередь, многое здесь будет зависеть от настроений и желания всевозможных талибов, ваххабитов, моджахедов и иже с ними вновь “помериться силами” с властями ближайших соседей Казахстана. И здесь Казахстан серьезно рискует. Во время “малых” войн в Центральной Азии 1992-2000 гг. “воины ислама” как-то обходили нашу республику своим вниманием. В случае же выступления казахстанских ВС в поддержку режимов Акаева, Каримова и Рахмонова руководство РК даст повод экстремистам направить свою “освободительную миссию” и в нашу страну. Нельзя не учитывать и невысокий оборонный потенциал республики, а также перспективу ведения затяжной войны, что пришлось перенести нашим соседям.

Немаловажно здесь и отношение Казахстана с тремя центрально-азиатскими государствами. Вроде бы назвались “вечными друзьями”, а сами то цены на газ “взвинтят”, то воду перекроют, то обвинят в чем-нибудь или покритикуют. Да и Казахстан не отстает: узбекам - отключить телефонную связь со всем СНГ, таджиков - заставить добираться в Россию только на самолетах и т.д. Это к тому, что согласно Ташкентскому соглашению Казахстан может оказать данным странам военную помощь “живой силой” только в случае соответствующего обращения глав этих государств.

Однако при “дружеских” отношениях трудно сказать, как поведут себя соседи. Киргизия, скорее всего, обратится за такой помощью, поскольку самостоятельно защищать свою безопасность должным образом она, как показали две баткенские “войны”, не в силах. С Таджикистаном мы уже “повязаны” пограничным батальоном. Да и Россия может “подсказать” Рахмонову насчет призыва казахстанских войск, поскольку “лишний штык не помешает”. А вот Узбекистан, меняющий свои внешнеполитические симпатии и интересы регулярно, здесь уже является твердым “орешком”. Такой может на помощь и не позвать. Хотя кто его знает. Любому правителю выгодно воевать за себя “чужими руками”, что скажется на снижение уровня потерь собственной армии.

Еще один нюанс. Если казахстанцам и доведется выполнять свой “интердолг” в рамках обмена полномочиями между двумя ветвями власти, то немножко радует, что его географические масштабы заметно ограничены и сведены к трем соседним республикам. Президент РК не сможет самостоятельно посылать войска, например, в Югославию или Палестину. Хотя, с другой стороны, помимо Ташкентского соглашения определенные международные обязательства Казахстан имеет и в рамках действующего еще с 1992 года Договора о коллективной безопасности стран СНГ. Кстати, на последнем саммите стран-участниц ДКБ, состоявшемся 11 октября этого года в Бишкеке, было принято решение о создании коллективных вооруженных сил. Так что если парламент и здесь захочет снять с себя ответственность, то казахстанцы рискуют повоевать в Чечне, и в Нагорном Карабахе.

Наконец, окончательное решение остается за главой государства. А он может еще и подумать, помогать своим соседям или нет. Правда, это чревато разрывом отношений с ними. Но, видимо, если это “нет” будет как никогда отвечать интересам - национальным, корпоративным, “семейным” и личным, то “интердолг” останется декларацией. И кто его знает, а вдруг Казахстан выйдет из указанных соглашений, предпочитая воевать на своей территории. То же самое может ожидать и его соседей. Вышел, к примеру, Узбекистан из ДКБ в 1999 году, уже не надо посылать к нему свои войска на подмогу в рамках этого договора. Что же касается 10 лет действия Ташкентского соглашения, то здесь уместно вспомнить причту о хадже Насреддине, взявшем на себя не международные, но не менее “серьезные” обязательства обучить разговаривать осла эмира Бухары.

У возможности исполнения Казахстаном “интернационального долга” есть и правовая сторона. Согласно Конституции РК, право на принятие решений о посылке казахстанских войск за рубеж принадлежит парламенту страны. Глава государства же здесь выступает только предлагающей стороной (пп.9 ст.53). Но “изюминка” в том, что данное положение Основного закона страны никто не отменял и не пересматривал. А это значит только одно: делегируя президенту страны свое право на отправление казахстанских ВС для выполнения международных обязательств, парламент волей-неволей нарушил Конституцию. Следовательно, и последующие решения главы государства в этом плане будут носить нелегитимный характер.

Это подтверждают и следующие моменты:

- если президент предлагает использовать казахстанские ВС за рубежом, то парламент согласно Конституции принимает решение именно об использовании их, но никак не о делегировании кому-нибудь своих полномочий в этом вопросе;

- Конституция не предусматривает возможностей подобного делегирования. По ней парламент может передать главе государства на срок до одного года только свои законодательные функции (пп.4 ст.53), но никак не другие полномочия.

Правда, отсутствие Конституционного суда, куда бы могли обратиться практически все желающие, как это было у нас раньше, а главное установленная с годами практика властей осуществлять “внеконституционные” действия, исключают возможность оспаривания рассматриваемого делегирования и вытекаемых из него решений президента РК. А тогда казахстанцам, чьи дети, внуки и иные родственники сегодня служат в армии или завтра могут быть призваны, остается только молиться, чтобы ни одна из причин и возможностей их отправления к соседям для выполнения “интердолга” “не сработала”.

 

Заграница нам поможет!(?)

“XXI век”, 18 января 2001 года

Прошлогодняя инициатива президента и парламента по “выполнению международных обязательств” нашла своих сторонников и даже “созревших” исполнителей в лице отдельных чиновников администрации президента и особенно представителей силовых ведомств. Некоторые из них готовы воевать с исламскими экстремистами уже весной-летом следующего года. Видимо, ничему их не научил горький опыт Афганистана, Таджикистана и Чечни. Впрочем, не этим же людям в случае чего предстоит воевать на чужой территории. Как здесь не вспомнить бессмертные строки Александра Твардовского: “Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны”.

Так что из-за желания некоторых “горячих голов” стать центрально-азиатскими Бонопартами казахстанцы всерьез рискуют отдать “интердолг” соседям. Правда, если разразится новая “малая” война в регионе. Однако надо посмотреть и другую сторону медали. Ведь напасть могут не только на наших соседей, но и на нас. В связи с этим просто необходимо знать, каковы шансы Казахстана рассчитывать на военную помощь соседних и других дружественных государств.

В Центральной Азии из числа потенциальных “спасателей” Казахстана сразу можно исключить Таджикистан в силу его самого низкого в СНГ военного потенциала. Тем более, что РК сама помогает этому государству охранять его границу с Афганистаном. Кроме того, отдельные таджикские силовики из бывших исламистов вновь могут “закрыть глаза” на транзит через территорию РТ своих идейных собратьев из Исламского движения Узбекистана и иже с ними. Да и рассчитывать на помощь тех, с кем несколько лет назад воевали казахстанцы из особого батальона в Таджикистане, было бы весьма рискованно.

Что касается Узбекистана и Киргизии, то их шансы помочь Казахстану “живой силой” также ограничены. Прежде всего, в силу своего географического расположения им первым придется принять на себя удар экстремистов, откуда бы он не исходил - из Афганистана или Таджикистана. А это значит, что ни они нам, а мы им будем помогать отстаивать свой суверенитет и... близкий по духу режим правления. Разве что исламисты обойдут Казахстан с “тылу” и ударят с территории России, Туркменистана или Китая.

Первое, в принципе, исключено. Дальше Кавказа азиаты в большом количестве не пройдут. Тут уж ФСБ, полиция да и просто местные жители постараются Если, конечно, по 1-2 человека боевики не будут стекаться куда-нибудь в Астрахань или Оренбург, выдавая себя за местных казахов. Хотя вряд ли это произойдет. Все же здесь не Афганистан с друзьями-талибами. Со стороны Китая вторжение исламистов в РК также маловероятно. Власти КНР прочно держат свои границы. Они никого не пустят к себе из Афганистана, так как своих “смутьянов” хватает, но и никого не выпустят, поскольку у них “железный занавес”, особенно в отношении некитайцев, не “поднят”. Да и ситуацию внутри СУАР они жестко контролируют. Если, конечно, здесь не произойдет очередное в истории Китая крупное восстание уйгуров и других некоренных жителей района. Вот тогда казахстанским властям придется задуматься, к кому обращаться в случае чего за подмогой.

А вот насчет родины Туркменбаши, кто его знает. Почему-то до сих пор боевики ИДУ Туркменистан обходили. А может оставили про запас? Ведь сюда вполне можно попасть из Афганистана и, если не трогать местную власть, двинуться в Казахстан или родной Узбекистан. Только вот придется немного попотеть в Каракумах. Наконец, в Казахстан можно... приплыть по Каспию, например, из Ирана или Азербайджана, обманув бдительность местных властей и наших морских пограничников, сильно нуждающихся в материально-техническом обеспечении. Но, видимо, нет у исламистов настоящих стратегов. А раз так, то помогать бороться с ними все же будем мы, а не нам.

В целом же, Киргизия может быть и не против в силу особых и даже сверх того отношений помочь Казахстану в случае военного вторжения на его территорию. По некоторым, правда неподтвержденным слухам, в 1998 году порядок в Жанатасе, где сильно тогда протестовали горняки, помогал наводить киргизский ОМОН. Было это или нет, но одно дело выручить в плане правопорядка, совсем другое - войны. Да и не так сильна соседняя республика, где еще в первую “баткенскую войну” экстремисты чуть ли не с начала вторжения взяли в плен командующего внутренними войсками республики. Хотя, скорее всего, этот сосед чем сможет поможет. Тем более, что его обязывают Договор о коллективной безопасности и Ташкентское соглашение.

Если мерить по военным меркам, то гораздо больше, чем Киргизия, Казахстану может помочь Узбекистан. Последний по своему военному потенциалу любого в Центральной Азии сможет заткнуть за пояс. С другой стороны, и его солдатам надо поучиться воевать в горной местности и по правилам партизанской войны. Что же касается его помощи нам, то здесь может подвести политический фактор. Вдруг Ташкент припомнит Астане отрезанную телефонную связь со всем СНГ да еще тогда, когда на его окраинах были замечены боевики из ИДУ. Или заставит покупать свой газ по ценам выше мировых, выразит свои пожелания насчет “возвращения” некоторых “спорных” территорий и пр. Помимо этого в силу своего непоследовательного внешнеполитического курса Узбекистан может в любой момент неожиданно для всех выйти из Ташкентского соглашения также, как это он сделал в 1999 году в отношении ДКБ. И может быть еще так, что его об этом “хорошо” попросят его новые партнеры по международным отношениям - талибы. В общем, в принципе просить и получить помощь от администрации Каримова можно. Враг, как никак, общий. Но как бы не пришлось потом об этом пожалеть.

Из других партнеров по ДКБ вряд ли стоит ждать военной помощи из далекой Белоруссии. На последнем саммите стран-участниц этого Договора, состоявшемся 11 октября сего года в Бишкеке, ее президент Александр Лукашенко хотя и подписал соглашение о создании коллективных сил, но в то же время заявил, что законодательство Белоруссии запрещает размещать вооруженные силы страны за рубежом. К тому же геополитически Белоруссия нацелена на западное направление рубежей СНГ и особых интересов в Центральной Азии, за которые можно стать грудью, не имеет. Последнее относится и к Армении. Чисто формально она может и готова помочь Казахстану. Но ее все же больше беспокоит азербайджанское направление линии своей обороны и нескрываемые стремления Баку вернуть под свой контроль Нагорный Карабах.

Так что единственным реальным защитником Казахстана в случае вторжения экстремистов на всем СНГ остается Россия. Хотя и здесь не все ладно. Во-первых, она сама не решила проблему урегулирования конфликта в Чечне. Во-вторых, российская общественность может поднять вопль о “втором Афганистане”. В-третьих, руководство Казахстана еще само может засомневаться насчет обращения к администрации Путина за военной помощью. Ведь в отношениях двух стран, несмотря на их относительное “потепление” в последнее время, все же есть немало нерешенных вопросов: граница, взаимные долги, соотечественники и т.д. Говорят, что за все нужно платить. Видимо, и за российскую помощь тоже. А, в целом, Россия, наверное, помочь не откажется, поскольку она также “поможет” и самой себе утвердиться в Центральной Азии.

Что касается других зарубежных стран, то потенциальную помощь РК может оказать Китай, заинтересованный в спокойной ситуации на своих центрально-азиатских границах и недопущения нарастания “брожения” среди уйгурского населения. Однако ни в двустороннем порядке, ни в рамках “Шанхайской пятерки” между Казахстаном и КНР нет договоренности об оказании военной помощи “живой силой”. Да и Казахстан, скорее всего, согласится броситься в “объятья” России, чем допустить на свою территорию хотя бы роту китайских солдат. А вот Китай в силу своих традиционных мечтаний о самом себе “великом” и “жизненно важных” интересах в Казахстане, наверное, сам готов просить Астану... о призыве его ей на помощь. Но, видимо, если наши власти сумеют достойно отказать КНР в этом, то дело здесь ограничится оказанием гуманитарной и материально-технической помощи.

Теперь поговорим о заокеанских друзьях. Как полноправный член Организации объединенных наций Казахстан в принципе может рассчитывать на военно-миротворческую помощь с ее стороны. Однако громоздкая процедура обсуждения и принятия решений относительно оказания помощи тем или иным странам, где наблюдаются внутренние военно-политические конфликты, скорее всего, не будет способствовать занятию Советом безопасности ООН позиции активного участия в прекращении возможного конфликта в РК. Очевидно, что в условиях нового мирового порядка разбрасываться просто так “голубыми касками” как раньше никто не будет.

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе тем более не придет на помощь. Уже только одно название говорит о том, что Азия, в том числе и Центральная, не является приоритетной зоной интересов ОБСЕ. Но главное даже не в этом, а в том, что у ОБСЕ нет своих воинских формирований. Кроме того, своими недавними выпадами с критикой данной организации и ее структур, озвученной главой МИД РК Ерланом Идрисовым на 8-й сессии Совета министров иностранных дел стран-участниц ОБСЕ, Казахстан заметно подпортил свои отношения с нею. Как потенциальный кандидат на исключение из “рядов” ОБСЕ за несоблюдение основных принципов этой организации в области демократии и прав человека он явно “погорячился”. В целом же, ведущие международные организации в случае чего могут помочь РК в основном морально через принятие всевозможных заявлений и предоставление рекомендаций по урегулированию конфликтов, но не более.

Из отдельных же стран дальнего зарубежья и их объединений наибольшая вероятность для Казахстана получить военную помощь исходит от Организации Североатлантического договора (НАТО), где первую “скрипку” играют США. Это связано прежде всего с тем, что Казахстан с 1992-1994 гг. является участником натовских Совета североатлантического сотрудничества и программы “Партнерство во имя мира”. В рамках последней предусмотрены проведение политических консультаций, совместных практических военных мероприятий, включая подготовку казахстанских миротворческих подразделений, координация в условиях кризисных ситуаций и ликвидации последствий стихийных бедствий. Но самое важное, что воинские подразделения НАТО принимают участие в совместных военных учениях стран Центральной Азии, проводимых ежегодно с 1997 года. Данные учения так или иначе позволяют военным силам стран НАТО освоить территорию возможного театра военных действий на случай, если им придется на этой территории воевать с “потенциальным противником”.

Как организация военного характера НАТО отодвигает на задний план вопросы развития демократии и соблюдения прав человека в постсоветских странах, в том числе и в Казахстане. Судя по всему, в силу своего геополитического положения РК интересует НАТО как своего рода плацдарм для воздействия на ситуацию в России, Китае и странах Центральной Азии. Кроме того, потеряв свои прежние позиции в странах Среднего Востока (Иран, Афганистан), НАТО стремится компенсировать эту потерю за счет усиления своего присутствия в постсоветских центрально-азиатских государствах. Для США и других стран-членов НАТО Казахстан также является зоной их экономических интересов, где доминирует нефть. В связи с этим позиции НАТО в отношении к РК в определенной мере определяются и этими интересами. Наконец, названные страны питают глубокую антипатию к любым проявлениям исламского фундаментализма и экстремизма. А Госдепартамент США даже “осчастливил” малоизвестное ИДУ, включив его в список международных террористических организаций.

В то же время и здесь есть свои “но”. Во-первых, НАТО вряд ли одобряет многовекторную внешнюю политику РК, особенно ее некоторые “заигрывания” с Россией и Китаем и тем более получивший мировую огласку факт продажи в 1999 году казахстанских военных самолетов Северной Корее. В свою очередь Казахстан не может не беспокоить особая “любовь” США и НАТО к его давнему сопернику по влиянию в регионе Узбекистану.

Во-вторых, на состоявшемся 5 июля этого года в Душанбе саммита “Шанхайской пятерки” Казахстан вместе с другими участниками категорически отверг доктрину вмешательства в дела суверенных государств под предлогом защиты прав человека и так называемой “гуманитарной интервенции”, а также выступил против несанкционированного Советом безопасности ООН применения в международных отношениях военной силы. Тем самым он бросил лишний вызов Западу, который тот ему явно не забудет. Но главное - фактически лишил себя шанса на получение активной военной помощи вне рамок ООН.

В общем, ясно одно: Казахстану ожидать военной помощи “живой силой” от ближних и дальних соседей и друзей равносильно ждать от моря погоды. А, с другой стороны, если они даже и захотят такую помощь ему предоставить, то он, наверное, и сам задумается, принять ее или отказаться. Кто знает, какую высокую цену за эту помощь потом придется платить. В этой ситуации лучше всего кинуть все силы на развитие и укрепление собственной армии и учить ее защищать прежде всего собственную родину. А некоторым “воинствующим” мужам давно пора понять: прежде чем наводить порядок в доме соседа, это надо сперва сделать в собственном жилище.

Источник ИАЦ "Евразия"

Если у Вас есть информация, которой Вы бы хотели поделиться - присылайте